На валютные рынки возвращается волатильность. Что это значит

6 Просмотров Нет комментариев

Последние десять лет валютные рынки задыхались от низких процентных ставок и вялой инфляции. Теперь все изменилось

Когда-то на валютных рынках кипела спекулятивная жизнь. Сейчас трейдерам в поисках адреналина и острых инвестиционных ощущений приходится уходить в криптовалюты.

Если не считать единичного выброса волатильности в начале пандемии и отдельных историй, таких как турецкая лира, на валютных рынках тишь да гладь. Макрофонды больше не пугают центральные банки и министерства финансов спекулятивными атаками. Даже последнюю крупную резню на рынке спровоцировали не спекулянты, а Центробанк Швейцарии, отменивший привязку к евро в 2015 году.

Низкая инфляция и процентные ставки сгладили ценовые колебания на валютном рынке. За последние 20 лет индекс cVIX от Deutsche Bank, оценивающий волатильность на рынке форекс, был выше своего текущего уровня более чем в 90% случаев. VIX, который измеряет ожидаемую волатильность американского индекса акций S&P 500 и часто используется в качестве показателя общего настроения рынка, напротив, провел октябрь на уровне своего долгосрочного среднего значения. Однако по мере роста потребительских цен и процентных ставок волатильность может вернуться, и инвесторам это не понравится.

Разноуровневое восстановление

Экономика очень странно восстанавливается после пандемии, из-за этого трудно прогнозировать политический курс. Однако страны восстанавливаются с разной скоростью, поэтому центральные банки по-разному реагируют на инфляцию. Особенно важна политика Федрезерва, который контролирует мировую резервную валюту. По данным банка международных расчетов, 88% внебержевых валютных сделок в 2019 году были связаны с национальной валютой США.

Скорее всего Федеральная резервная система уже скоро перейдет к ужесточению. Безубыточность (разрыв между доходностью казначейских облигаций с защитой от инфляции и обычных облигаций с одинаковым сроком погашения) указывает на годовую инфляцию около 3% в течение следующих пяти лет. Это самый высокий показатель с 2003 года. В свою очередь в Японии уже несколько десятилетий никто не ожидает повышения процентных ставок. Там годовая инфляция, за исключением продуктов питания и электроэнергии, отрицательна.

Побочные эффекты низкой волатильности

Многие инвесторы рады длительным периодам низкой волатильности, но нее есть нежелательные побочные эффекты. Экономист Хайман Мински предположил, что периоды финансовой стабильности и устойчивой прибыли могут изменить поведение участников рынка, подталкивая их к принятию более рискованных стратегий, которые могут дестабилизировать рынки. Опасность заключается в том, что по мере оживления валютных рынков обнаруживаются недостатки такого рода стратегий.

Один из примеров бурной реакции рынка на извращенное восприятие безопасности — бум в азиатских экономиках в 1990-х годах, который привел к огромным долгам правительств и фирм. В 1997-98 валюты резко обесценились, и долги эти выплатить никто не смог, что привело к просрочкам и пакетам антикризисных мер. Сегодня правительства развивающихся стран выпускают долговые обязательства в собственных валютах, а иностранные займы берут на более длительные сроки. Тем не менее, там долларовые займы внебанковских организаций за последнее десятилетие удвоились и составили более $4 трлн. В значительной степени это отражает выпуск облигаций компаниями, а не правительствами.

Проблемы хеджирования

Кредиторам тоже угрожают валютные риски. Степень их хеджирования определить непросто. Однако имеющиеся данные показывают, что снижение волатильности, как правило, заставляет компании сокращать хеджирование. Например, по данным ФРС, в течение последних 20 лет крупные японские страховщики хеджировались всякий раз, когда волатильность повышалась. Во время и после мирового финансового кризиса, когда волатильность достигла пика, они купили гораздо больше валютных фондов и свопов, после чего снизилась доля их иностранных активов. В Австралии чистые иностранные активы также выросли, частично отражая рост числа небанковских заемщиков, которые не защищены.

Оптимисты говорят, что рыночный стресс в первые дни пандемии, когда волатильность резко выросла, не вызвал сильных волнений. Если система смогла пережить острый кризис тогда, зачем же беспокоиться сейчас? В прошлом году спокойствие восстановилось в короткие сроки, поскольку центральные банки были на удивление скоординированы. Только теперь они готовятся идти разными путями. Наверное, валютные рынки больше не будут оазисом спокойствия.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Economist

MarketSnapshot – Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Рубрика: Публикации

Об авторе

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)