Разрыв пузырей, кризис в рознице и рост долгов – десять экономических трендов, которые определят 2022 год

2 Просмотров Нет комментариев

Инвесторам следует учесть различные прогнозы: от замедления темпов роста Китая до повышения цен на сырьевые товары

Пандемия меняет мир второй год подряд, ускоряя многие события, от сокращения численности населения до цифровой революции. Вот как эти тренды могут повлиять на 2022 год.

Спад рождаемости: у людей было достаточно возможностей, но, по-видимому, не хватало желания рожать детей в условиях ограничений. Снижение рождаемости привело к сокращению темпов глобального экономического роста, при этом во время пандемии спад ускорился, включая резкий обвал в Китае. В долгосрочной перспективе снижение рождаемости приведет к дальнейшему сокращению рабочей силы в мире. Сокращение численности населения трудоспособного возраста наблюдается уже в 51 стране по сравнению с 17 странами в 2000 году.

Китай на пике: на фоне снижения рождаемости, роста долга и вмешательства со стороны государства, в 2021 году на долю Китая пришлась четверть роста мирового ВВП по сравнению с одной третью до пандемии. Все более резкий разворот Китая от торговли к «самообеспечению» ослабляет связи страны с другими экономиками. Корреляция между ростом ВВП в Китае и других развивающихся странах, которая пять лет назад была почти полной, сейчас едва заметна. Возможно, Китай достиг пика в качестве движущей силы роста

Долговая ловушка: глобальный долг, увеличивавшийся в течение сорока лет, стал еще быстрее расти во время пандемии, чему способствовало государственное заимствование. Общий долг двадцати пяти стран, включая США и Китай, превышает 300% ВВП по сравнению с нулевым показателем в середине 1990-х годов. Деньги, напечатанные центральными банками, продолжают раздувать финансовые рынки и загонять страны в долговую ловушку. Очевидно, что обществам, которые зависят от долгов, тяжело сокращать расходы из страха перед банкротствами и распространением инфекций.

Сейчас не 1970-е годы: сокращение численности работников, увеличение государственных расходов и рост государственного долга — все это свидетельствует о более высокой инфляции, но, возможно, не о двузначных уровнях 1970-х годов, как опасаются некоторые эксперты. Государственные расходы должны сократиться в 2022 году, а технологические изменения продолжат сдерживать цены. Более серьезный риск связан с ценами на активы. Финансовые рынки выросли в четыре раза по сравнению с мировой экономикой, а на фоне краха рынков часто наступает дефляция.

Расходы на экологию: всем известно, что борьба с глобальным потеплением повышает спрос на экологически чистые металлы, такие как медь и алюминий; но не все знают, что зеленая политика сокращает поставки сырья всех видов. Инвестиции в шахты и нефтяные месторождения резко сократились за последние пять лет. Это привело к скачку цен на сырьевые товары, для которых прошлый год ознаменовался максимальным ежегодным ростом с 1973 года.

Парадокс производительности: надежда на то, что быстрое внедрение цифровых услуг во время пандемии положит конец длительному снижению глобального роста производительности, испарилась. Всплеск в 2020 году ограничился Штатами и прекратился в конце прошлого года. Текущие данные свидетельствуют о том, что сотрудники, работающие на дому, работают дольше при меньшей производительности. Парадокс низкой производительности, несмотря на ускоряющиеся технологические изменения, сохраняется.

Локализация данных: вирус поразил весь мир, заставляя страны закрыться, что привело к сокращению потоков торговли, денег, людей и т.д., за исключением данных. Интернет-трафик в 2022 году, скорее всего, превысит весь объем трафика до 2016 года. Вопреки ожиданиям, что Интернет выйдет из-под контроля правительств, власти препятствуют передаче данных через границы. Наиболее жесткие правила вводятся в развивающихся странах во главе с Китаем, Саудовской Аравией и Индией.

Разрыв пузырей: хотя сегодня «пузыри» существуют практически везде, некоторые активы действительно демонстрируют классические признаки пузыря, от двукратного роста цен за год до маниакальной торговли. Эти «пузыри» захватывают криптовалюты, чистую энергию, технологические компании, которые не приносят прибыль, а также Spac-компании. За прошедший год все они снизились на 35% и более по сравнению с пиком, после чего пузыри редко восстанавливаются. Но не все так плохо: в случае с подобными технологическими пузырями часто остаются несколько потенциально выживших гигантов.

Спад розничной торговли: розничные инвесторы вступили в 13-й год глобального бычьего рынка, а ажиотаж среди тех, кто поздно пришел на рынок, часто сигнализируют о том, что вечеринка заканчивается. Миллионы людей — от США до Европы — впервые открыли торговые счета, и многие из них занимали деньги, чтобы покупать акции с сумасшедшей скоростью. Подобная мания редко длится долго, говоря о том, что даже если фондовый рынок в целом не подвержен риску, компании, наиболее популярные у розничных инвесторов, скорее всего, находится в зоне риска.

Физические аспекты: казалось, усиливающийся ажиотаж вокруг метавселенной означает спад физической экономики, но цены говорят об обратном. Обитателям цифрового мира тоже нужно физическое пристанище. Спрос со стороны миллениалов и поколения Z способствовал росту рынков жилья в 2021 году. Несмотря на развитие технологий будущего, физические ресурсы не устаревают. Электромобили потребляют гораздо больше меди, чем автомобили на бензине. За каждым аватаром стоит человек, и нехватка рабочей силы приводит к повышению заработной платы даже на тех должностях, которым больше всего угрожает автоматизация, таких как водители грузовиков. Пока рано прощаться с материальным миром.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

MarketSnapshot – Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Рубрика: Публикации

Об авторе

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)