Дефицит на рынке нефти больше, чем ожидалось

0 Просмотр Нет комментариев

МЭА предупреждает о росте несоответствия между зафиксированными и расчетными изменениями запасов нефти

 

Дефицит на рынке усиливается, а резервов в системе может быть даже меньше, чем предполагают прогнозы.

Судя по последним оценкам Международного энергетического агентства и Управления энергетической информации США, в этом году миру потребуется больше нефти, поставляемой членами ОПЕК, чем месяц назад. Также усиливаются опасения по поводу растущего несоответствия между уровнем запасов нефти, которые они могут посчитать, и объемами, которые прогнозируют их модели.

Запасы — это одна из мер защиты нефтяного рынка, наряду с резервными производственными мощностями, для борьбы с внезапными перебоями в работе или резким ростом спроса. Учитывая, что резервные мощности производителей ОПЕК+ приближаются к многолетним минимумам, любое предположение о том, что запасы нефти меньше, чем предполагалось ранее, может подтолкнуть цены на нефть, уже достигшие семилетнего максимума, еще выше.

Часть нефти, которую нельзя увидеть, может находиться в хранилищах, которые также невидимы для окружающих и о которых не сообщается, например, в пещерах, являющихся частью стратегических запасов Китая. Но это не может полностью объяснить происходящее. Оценки спроса могут быть слишком низкими, производственные показатели слишком высокими, или же возможна комбинация одного и другого.

Показатели спроса уже выглядят увереннее, чем месяц назад, так как омикрон оказал не столь сильное воздействие на потребление, как многие опасались.

Пересмотр прогнозов

МЭА повысило прогноз по спросу на 2022 год почти на 200 000 баррелей в сутки, а также аналогичным образом пересмотрело в сторону повышения оценку за 2021 год. Кроме того, МЭА считает, что спрос на нефть в этом году будет выше, чем месяц назад, однако аналитики ОПЕК, которые часто медленнее пересматривают прогнозы, оставили общий прогноз по спросу на 2022 год без изменений с декабря, хотя они сместили часть роста с третьего квартала на четвертый. Такие же действия они предприняли и за 2021 год.

Несмотря на ожидания более высокого спроса, МЭА и Управление энергетической информации США настроены менее оптимистично в отношении предложения. Оба агентства снизили прогнозы по добыче нефти на 2022 год за пределами в ОПЕК по сравнению с декабрем. И в обоих случаях сильнейшее снижение оценок наблюдается в текущем квартале.

МЭА объясняет пересмотр мировым производством биотоплива, которое в этом квартале сократилось на 200 000 баррелей в сутки по сравнению с предыдущим прогнозом. Что касается других стран, то агентство прогнозирует более низкие, чем ожидалось, объемы добычи в России, которые будут компенсированы увеличением добычи в США. Управление энергетической информации США понизило прогнозы по внутреннему производству, а также поставкам из Бразилии и Эквадора. Пересмотр российской добычи в сторону понижения компенсирован повышением прогноза для соседнего Казахстана.

Как и в случае со спросом, аналитики ОПЕК оставили прогнозы по поставкам практически без изменений с декабря.

Хотя МЭА и ОПЕК по-прежнему считают, что мировые поставки нефти в первом квартале будут опережать спрос, даже если ОПЕК+ не сможет нарастить добычу в рамках своих целевых показателей, прогноз Управления энергетической информации США впервые предполагает дефицит. Однако это будет продолжаться недолго, и во всех последующих кварталах накопление запасов продолжится. Управление энергетической информации США — единственное из трех агентств, которое дало подобный прогноз по добыче нефти в странах ОПЕК.

МЭА и ОПЕК попытались определить, сколько нужно добывать странам ОПЕК для поддержания баланса спроса и предложения. По данным МЭА, немного больше, чем в прошлом месяце. ОПЕК, напротив, считает необходимым нарастить добычу, особенно во второй половине года.

Почему же нефть стремительно дорожает?

Отчасти это может быть связано с давней проблемой «пропавших баррелей». Этот термин используется для описания разницы между зарегистрированными запасами и резервами, которые подразумеваются балансом между предполагаемым глобальным спросом и предложением. Это вызывает беспокойство, поскольку большинство этих баррелей на самом деле не никуда не пропадали; возможно, они уже израсходованы или же их никогда не добывали.

МЭА жалуется на «рост несоответствия между зафиксированными и расчетными изменениями запасов» и отмечает, что оценки в отношении недавних уровней спроса и запасов стали менее последовательными.

По его словам, пандемия сделала крайне важным использование высокочастотных показателей, но сопоставить их с историческими показателями спроса оказалось непросто. То же самое касается и прогнозов, при составлении которых нужно учесть показатели, выходящие за рамки обычных данных по ВВП и ценам: карантины, ограничения на поездки, дистанционная работа и другие изменения в поведении из-за пандемии.

Это усиливает озабоченность МЭА по поводу того, что исторический спрос может быть недооценен и что уровни запасов, обусловленные дисбалансом между спросом и предложением, могут оказаться обманчивыми.

Баланс МЭА предполагает, что мировые запасы нефти в конце прошлого года были на 660 млн баррелей выше допандемийного уровня. Однако показатели, зафиксированные в развитых странах ОЭСР, оказались почти на 220 млн баррелей ниже, чем два года назад.

Рынок нефти реагирует на видимые уровни запасов, а также на устойчивый спрос и сокращение резервных производственных мощностей ОПЕК+. МЭА начинает сомневаться в правильности такого подхода.

MarketSnapshot – Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Рубрика: Публикации

Об авторе

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)