Обвал цен на нефть в начале пандемии подготовил почву для роста выше $100 за баррель

1 Просмотр Нет комментариев

Энергетическая отрасль сократила добычу во время пандемии, создав предпосылки для стремительного роста, что привело к серьезным последствиям для мировой экономики

Коронавирусный кризис, продолжающийся уже два года, вызвал потрясения на многих рынках, например, на рынке американских казначейских облигаций, но мало кто пережил столь же безумный период, как нефть: от полного краха в 2020 году до почти $100 за баррель на сегодняшний день.

И дело не только в колебаниях цен, которые повергли в шок автомобилистов, инвесторов, руководителей компаний и министров стран ОПЕК+. Сначала инвесторы стали избегать отрасль, списывая ее в утиль, а затем президент США стал наоборот требовать нарастить добычу и спасти восстановление экономики.

«Восемнадцать месяцев назад мы пережили глобальный апокалипсис в энергетическом секторе, а теперь вы говорите о чрезмерной прибыли, — заявил Трэвис Стайс, директор сланцевой компании Diamondback Energy Inc. — Нам нужно сделать паузу и признать, что произошел тектонический сдвиг».

Изменения на рынке имеют огромные последствия для мировой экономики: не только рост инфляции и расширение возможностей для нефтедобывающих государств, таких как Россия и Саудовская Аравия, но и долгосрочные последствия для перехода к более чистой энергии. Мир, который, как предполагается, учится жить без ископаемого топлива, стал свидетелем призывов Белого дома к ОПЕК+ увеличить добычу нефти во время участия в конференции COP26 по изменению климата в Глазго.

История начинается с первой волны пандемии в 2020 году. Именно тогда меры, принятые в ответ на первоначальный шок, заложили основу для такого резкого разворота. Отрасль, от которой уже и так требовали участвовать в борьбе с изменением климата, сократила инвестиции и начала готовиться к тому, чтобы существовать в мире, в котором модели потребления изменятся навсегда. Но получилось не совсем так.

Обвал нефти из-за Covid

Два года назад нефть торговалась на приличном уровне в $60 за баррель, однако отрасль была не в очень хорошем состоянии. Shell прилагала все усилия, чтобы увеличить прибыль, а ОПЕК+ в который раз сокращала добычу, но в основном залечивала раны после предыдущего спада.

Трейдеры и руководители компаний начали беспокоиться по поводу нового респираторного вируса, циркулирующего в Китае, поскольку из-за него только что пришлось отменить многие встречи на ежегодной Международной неделе нефти в Лондоне. И все же никто не осознавал масштабов бедствия, обрушившегося на нефтяной рынок.

К середине февраля аналитики Организации стран-экспортеров нефти прогнозировали умеренное снижение роста мирового спроса из-за коронавируса. Через несколько недель начался настоящий ад, когда разрушительная волна инфекции распространилась по всему миру, а потребление топлива упало более чем на четверть.

Однако быстро отреагировать не удалось. Министр энергетики Саудовской Аравии принц Абдул-Азиз ибн Салман попытался организовать превентивные меры для сокращения добычи, сравнив влияние Covid на нефтяные рынки с пожаром, но Россия отказалась, и переговоры провалились, спровоцировав ценовую войну внутри ОПЕК+.

«Из-за изоляции мы все делали ориентировочные расчеты, которые становились все хуже и хуже, добавляя нули к потере спроса, — отметил Джованни Серио, руководитель глобального подразделения по анализу рынка Vitol Group, крупнейшего независимого нефтетрейдера в мире. — В то же время Саудовская Аравия позвонила каждому клиенту и сказала, что может предложить все, что они захотят».

Ценовая война ОПЕК+ оказалась недолгой. Всего через месяц картель устранил разногласия и договорился о крупнейшем сокращении добычи в своей истории, заключив сделку при посредничестве президента Дональда Трампа. Однако ущерб уже был нанесен. Мировая нефтяная инфраструктура стала задыхаться от потока нефти из Саудовской Аравии. К концу марта стоимость барреля достигла $20 за баррель и продолжила снижаться.

«Я предупредил своих трейдеров — вы увидите цифры, которые, по вашему мнению, были невозможны, — заявил Турбьерн Тернквист, директор сырьевого трейдера Gunvor Group. — Не покупайте все подряд».

Отрицательные цены на нефть

Решающий момент спада — событие, в которое многие ветераны рынка вряд ли поверили бы, — наступил 20 апреля 2020 года. Американский эталон West Texas Intermediate упал до минус $40 за баррель. Временами людям даже приходилось доплачивать, чтобы они купили нефть, как в случае с отходами.

Спады случались и раньше, но никогда не было кризиса, подобного этому. Лидеры нефтяной отрасли были вынуждены сделать решительный выбор, который повлиял бы на рост сектора и привлекательность для инвесторов на долгие годы.

Shell сократила дивиденды впервые со времен Второй мировой войны. Десятки тысяч нефтяников потеряли работу. Даже могущественная корпорация Exxon Mobil была вынуждена свернуть амбициозные инвестиционные планы.

Это была не просто традиционная реакция на циклы бумов и спадов на сырьевых рынках. По крайней мере, в Европе руководители нефтяных компаний начали вести себя так, как будто никогда не будет по-прежнему.

Директор BP Plc Бернард Луни открыто предположил, что мировой спрос на нефть может никогда не вернуться к допандемийному уровню. Shell последовала его примеру, заявив, что начнет сокращать добычу нефти. К началу 2021 года все три крупнейшие европейские нефтяные компании пообещали быстрее перейти на чистую энергию и достичь нулевых выбросов углекислого газа к 2050 году.

«Компании больше ориентированы на энергетические системы будущего, а не на традиционную энергетическую систему, зависящую от нефти и газа», — отметил глава Shell Бен ван Берден.

В результате сократились инвестиции в новые ресурсы, и последствия ощутила на себе не только Европа. Страны, нефтяная промышленность которых развивалась в основном за счет мировых нефтяных гигантов, — от Нигерии до Анголы и Экваториальной Гвинеи —столкнулись с резким снижением добычи на устаревших местных месторождениях.

Влияние Covid на отрасль

Американская сланцевая отрасль, которая в течение четырех лет до пандемии увеличивала мировые поставки примерно на 4 млн баррелей в день, была вынуждена свернуть добычу.

Производители стали выводить буровые установки из эксплуатации, увольнять рабочих и даже закрывать скважины, чтобы остановить приток нефти. В течение трех месяцев добыча в США упала с рекорда в 13.1 млн баррелей в день до 10.5 млн и оставалась на этом уровне почти год.

«В последние несколько лет мы слишком сильно увеличили добычу, — заявил директор Pioneer Natural Resources Co. Скотт Шеффилд. — Мы пережили два обвала цен, и это в первую очередь связано с конкуренцией американской сланцевой отрасли с ОПЕК».

При этом компания практически не задумывалась об инвесторах.

Компаниям, пережившим волну банкротств, нужно было изменить бизнес-модель. Инвесторы, страдавшие от низкой доходности более десяти лет, хотели наконец получить деньги.

Тем не менее, по мере того как производители нефти и газа стали сокращать добычу, фармацевтическая промышленность заложила основу для восстановления. В ноябре 2020 года, быстрее, чем кто-либо ожидал, были выпущены две высокоэффективные вакцины, а вскоре были представлены и другие вакцины.

Трейдеры пытались предугадать, что будет со спросом дальше. Как быстро люди начнут возвращаться к нормальной жизни? Действительно ли удаленная работа убила культуру поездок на работу? Смогут ли международные поездки когда-нибудь полностью восстановиться?

«Мы думали, что для оживления спроса потребуется немного больше времени, чем на самом деле, — отметил Тернквист из Gunvor. — Как резко он развернулся в обратную сторону!».

Мировое потребление нефти достигло дна примерно на 70% от уровня, существовавшего до пандемии, в так называемом «черном апреле» 2020 года. К третьему кварталу того же года, когда во многих странах ситуация нормализовалась после спада первой волны, эта цифра составила 90%.

Оно оставалось выше этого порога даже, когда в начале 2021 года на мир обрушилась вторая волна Covid-19. Потребители, вынужденные оставаться дома, тратили деньги на товары вместо услуг, что привело к резкому росту спроса на продукты нефтехимии для производства пластмассы, а также на дизельное топливо для грузовиков, чтобы доставлять эти товары.

«Экономика не просто восстановилась, — считает Саад Рахим, главный экономист нефтетрейдера Trafigura Group Pte Ltd. — В действительности, она продвинулась в очень многих областях».

Спрос стал восстанавливаться, но из-за решений, принятых во время первоначального спада, предложение всегда отставало.

В августе 2020 года ОПЕК+ восстановила примерно пятую часть из почти 10 млн баррелей в день, которые альянс вывел с рынка несколько месяцев назад, но затем ограничила добычу. Картель, по-видимому, извлек уроки из предыдущих спадов, когда его неуверенная политика привела к увеличению добычи и снижению цен.

Несмотря на быстрый прогресс в области вакцин, был реален риск мутаций коронавируса и новых смертельных вспышек. На каждой встрече ОПЕК+ министр энергетики Саудовской Аравии постоянно говорил об «осторожности».

Принц предупредил всех, кто рассчитывал сыграть на восстановлении цен на нефть. Медведи «почувствовали бы себя как в аду», если бы попытались пойти ему наперекор. Королевство неожиданно приняло одностороннее решение сократить добычу в январе 2021 года, поскольку вторая волна подорвала спрос.

«Благоразумие, о котором я говорил, спасло ОПЕК+», — заявил принц Абдул-Азиз на конференции в Эр-Рияде 2 февраля.

Несбалансированные поставки

По данным МЭА, огромный избыток нефти, накопившийся в первые месяцы пандемии, был уничтожен, а запасы в богатых промышленно развитых странах в ноябре достигли семилетнего минимума.

К марту 2021 года стоимость WTI поднялась выше $65 за баррель — уровня, который в предыдущие годы стимулировал добычу в Америке. И все же сланцевики отказались от привычки гнаться за ростом добычи. Несмотря на более высокие цены, они сосредоточились на том, чтобы извлечь последний доллар из существующих скважин и отдать его недовольным инвесторам.

«Мы изменили модель, и это договор с нашими акционерами», — рассказал Скотт Шеффилд из Pioneer.

После среднегодового роста добычи на 16% с 2016 по 2019 год крупнейший производитель в Пермском бассейне теперь будет прибавлять только 5% в год.

По данным Bloomberg Intelligence, в 2022 году капитальные затраты североамериканских компаний, занимающихся разведкой и добычей, за исключением нефтяных гигантов, составят около $45.4 млрд, что больше $32.7 млрд в 2020 году, но намного ниже уровня 2019 года в $58.2 млрд.

К середине 2021 года, когда масштабная вакцинация позволила практически полностью нормализовать жизнь во многих странах, мир ощутил на себе последствия недостаточных инвестиций в энергетику в течение многих лет.

Цены на нефть и природный газ начали неуклонно расти, поскольку стало ясно, что спрос опережает предложение. Потребление топлива составило 98% от докоронавирусного уровня, но, согласно МЭА, поставки были восстановлены только на 95%.

На фоне роста спроса ОПЕК+, наконец, начала постепенно наращивать добычу в апреле 2021 года. Тем не менее, альянсу пришлось приложить немало усилий, чтобы каждый месяц добавлять по 400000 баррелей в день, поскольку из-за нехватки инвестиций его члены, такие как Ангола и Нигерия, не могли выполнить обязательства по добыче.

Рекордный год на рынке нефти

Когда в сентябре в северном полушарии установилась более холодная погода, природный газ начал бить рекорды в Европе, а нефть подскочила до семилетнего максимума.

«Отрасли приходится прилагать все усилия, чтобы обеспечить необходимые поставки, — добавил ван Берден из Shell. — Отчасти это связано с тем, что в трудные годы мы все пытались сохранить денежные средства и жестко контролировали инвестиционные решения».

Крупные нефтяные компании снова получают сверхприбыли, но теперь у них в приоритете возврат денежных средств инвесторам, а не увеличение расходов на новые месторождения.

Подорожание нефти и газа способствует дальнейшему росту инфляции и провоцирует панику среди мировых лидеров, которые всего несколько месяцев назад подписали соглашение по климату, обязавшись ускорить переход от ископаемого топлива. Хотя более высокие цены на традиционные энергоносители должны стимулировать инвестиции в возобновляемые источники энергии, многие политики потребовали, чтобы ОПЕК + и другие производители добывали больше нефти.

По крайней мере на данный момент картель сопротивляется давлению со стороны президента США Джо Байдена и других потребителей, которые требуют ускорить темпы увеличения добычи. Как заявили в МЭА на прошлой неделе, нефть может дорожать до тех пор, пока ОПЕК+ не сможет или не захочет сделать больше.

В таких условиях «мы, безусловно, можем увидеть $100 в ближайшие несколько месяцев», — считает директор Chevron Майк Вирт.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Financial Times

MarketSnapshot – Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

Источник

Рубрика: Публикации

Об авторе

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)